Кряква (Anas platyrhynchos) Наиболее крупная из речных уток (масса тела самцов 940—2000 г, самок 800— 1400 г). Для нее характерны «высокая» посадка на воде, приподнятый хвост, почти вертикальный, без разбега взлет «свечкой». Верх тела у самца черно-бурый, низ серый с тонким струйчатым рисунком. Черное с блестящим зеленым отливом оперение головы и шеи самца отграничено от зоба узким белым ошейником, зоб и грудь буровато-коричневые.

Утка кряква в Подмосковье

Самка и самец в конце лета и осенью серовато-бурые с темными бурыми пестринами. На крыльях находятся блестящие сине-фиолетовые с белым и черным окаймлением зеркальца.

У взлетающих птиц хорошо заметна белая кайма по краю хвоста. При взлете самки часто издают громкое кряканье, полет сопровождается ритмичным посвистыванием маховых перьев — по этим звукам крякв можно отличить даже в темноте.

До начала 70-х годов кряква в Подмосковье была типичной перелетной птицей, но в последнее десятилетие происходит постепенный переход европейской популяции крякв к оседлому образу жизни, это справедливо для Москвы и прилежащих территорий.

Мигрирующая часть популяции в сроках сезонных перелетов тесно связана со временем замерзания и вскрытия водоемов. Поэтому сроки прилета и отлета крякв в Подмосковье колеблются по годам. В среднем первые перелетные кряквы весной здесь появляются в конце марта-начале апреля.

За 100 лет численность крякв в Московской области уменьшилась в 10 раз. Однако в последние годы происходит ее несомненный рост, особенно в урбанизированных районах. И если кряква в Московской области является обычной птицей, то в самой Москве ее вполне можно назвать многочисленной. Отмечена тенденция дальнейшего увеличения численности зимующих в Москве уток. В Московской области в зимнее время кряквы концентрируются в городах и промышленных центрах с незамерзающими водоемами, избегая не населенных мест даже при наличии свободной воды (например, в нижнем течении р. Москвы). В летнее время численность крякв в городах уменьшается, видимо, за счет широкого расселения птиц по области. Многие кряквы остаются в городе и на сезон размножения.

Зимой кряквы держатся в городе на незамерзающих водоемах всех типов: реках, ручьях, прудах, очистных сооружениях. Летом гнездятся на сырых лугах, в поймах рек, по берегам озер и болот. В городе места гнездования часто необычные: крыши и чердаки зданий, дупла, искусственные домики и другие сооружения человека. В естественных условиях кладка кряквы содержит от 7 до 12, чаще 8—10 белых с зеленоватым оттенком яиц, но в городе, например в условиях зоопарка, доходит, до 15. Размер яиц в среднем 56,88 на 40,87 мм. Насиживание начинается после откладки предпоследнего яйца, в среднем в начале мая. В городе сроки часто сдвигаются на более ранние. Длительность насиживания кладки 26—27 дней. Первые утята появлялись в Москве уже в начале мая. Гнездование в городе растянуто из-за частого вспугивания птиц и разорения гнезд. Вылупившиеся утята сильно страдают от людей, домашних животных и ворон: из каждого выводка в среднем выживает по 1—2 утенка.

Кормятся кряквы чаще на мелких, заросших, хорошо защищенных водоемах. Кряква - всеядная птица. В естественных местообитаниях в ее рационе преобладает растительная пища: ряска, семена, клубни и корневища водных растений. В отдельные периоды возрастает доля животных кормов: моллюсков, личинок и имаго водных насекомых, олигохет и др. Преобладающий способ питания — процеживание воды через пластинки клюва — определяет необходимость кормления кряквы в водной среде. В городских условиях всеядность кряквы резко возрастает: она питается пищевыми отходами, зерном, хлебопродуктами, причем часто поглощает корм большими кусками и без воды. В отдельных прудах Москвы отмечено отрицательное влияние крякв на земноводных в результате уничтожения утками икры.

Кряква повсеместно нуждается в охране от браконьеров, что, естественно, входит в задачи службы охотнадзора. Однако то, что деятельность этой службы не распространяется на город, создало парадоксальную ситуацию — в Москве в зимнее время существует браконьерство.

Сильно страдают кряквы от ворон. Они уничтожают кладки, птенцов, нападают на взрослых птиц. Решение «вороньей проблемы» актуально и в смысле охраны городской популяции крякв. Если в ближайшие годы численность крякв будет продолжать расти, то может встать вопрос и о ее регуляции, так как стихийная подкормка птиц населением не сможет обеспечить их кормами в зимнее время.

Адаптации крякв к городу и человеку разнообразны. Выше уже говорилось о необычных местах гнездования и способах питания. Можно добавить к этому, что многие городские кряквы добывают корм подобно чернетям — ныряя на глубоких местах, что диким кряквам не свойственно.  Утрату сезонных, а также отчасти и суточных перелетов, более раннее размножение также можно рассматривать как адаптации к городской среде. Реакция на человека у уток городской популяции разнообразная: на окраинах, там, где человек представляет опасность, дистанция вспугивания составляет 100—150 м, а в центре города в местах подкормки практически исчезает совсем — утки подходят к человеку, берут корм из рук. Интересно существование микропопуляций зимующих крякв на таких чрезвычайно загрязненных реках, как Яуза, Лихоборка и др. В быстром росте городской популяции крякв, несомненно, положительную роль играет развитие дичеразведения в Московской и прилежащих областях.

Птицы семейство утиные